Эффективны ли синтетические феромоны?

1 мин на чтение

Когда две кошки не могут ужиться вместе, или когда кошка царапает мебель, или когда кошка проявляет агрессию, ветеринары и фелинологи нередко рекомендуют коммерческие феромоны. Некоторые владельцы говорят, что это помогает решить проблему. Некоторые не видят разницы до и после. Почему?

Если коротко, то учёные не знают, почему феромоны работают или не работают. Физиологический механизм более-менее понятен, но эффективность синтетических препаратов не доказана (с точки зрения стандартов доказательной медицины): возможно, что «помогает» эффект плацебо. Пока нет ответа на вопрос, почему феромоны влияют не на всех кошек.

Если хочется подробностей, то усаживайтесь поудобнее, дальше будет много букв.

Что такое феромоны

Как работает восприятие запахов и феромонов

Химическая коммуникация кошек

Использование феромонов для коррекции поведения

Эффективны ли феромоны?

Что такое феромоны

Феромоны – это сигнальные молекулы, которые синтезируются в организме животных и влияют на поведение животных того же вида [1]⁠. По химической структуре это, как правило, летучие жирные кислоты и их производные, которые вырабатываются специальными железами на теле животных. Феромоны – это одно из средств коммуникации между животными, они меняют поведение конспецификов (животных своего вида). Например, улавливая феромоны агрегации, насекомые собираются в большие скопления. Синтетические аналоги таких веществ используют для борьбы с вредителями растений [2]⁠.

У млекопитающих тоже обнаружены феромоны нескольких типов и, самое главное, воспринимающие их рецепторы. В отличие от многих других летучих молекул восприятие феромонов происходит не только через обонятельный эпителий в ноздрях, но и через отдельный орган – вомероназальный, феромоны в него попадают через ротовую полость [1]⁠.

Как работает восприятие запахов и феромонов

Обонятельные рецепторы очень чувствительны и очень специфичны – для их возбуждения достаточно нескольких молекул. Чтобы почувствовать запах, не нужно прикладываться носом к предмету – достаточно втянуть воздух в ноздри.

В общем случае обоняние работает так: молекулы вещества (одоранта) попадают с воздухом в носовую полость, которая выстлана обонятельным эпителием. Этот эпителий покрыт слоем слизи. Молекулы пассивно проходят сквозь слизь и соединяются со «своими» обонятельными рецепторами – только с теми, которые способны химически связаться с одорантом. При этом рецептор немного изменяет свою форму, и внутри нейрона запускаются химические реакции, в результате которых возникает и проводится нервный импульс. Импульс передаётся на другой нейрон и по нему – в мозг. Мозг уже обрабатывает сигнал и формирует наше ощущение запаха: ага, это приятно пахнет розой. Животные распознают только те молекулы, рецепторы к которым есть в их ольфакторных клетках. Сложные запахи (смеси разных веществ) запускают реакции в нескольких нейронах одновременно.

Вомероназальный орган является вспомогательным ольфакторным органом. Он состоит из двух замкнутых заполненных жидкостью мешочков, соединённых тонкими протоками с носо-нёбным каналом, который, как следует из названия, открывается в носовую и ротовую полости. В обычном состоянии этот канал закрыт, и открывается он только когда кошка показывает специфическую гримасу – флемен: приподнимает верхнюю губу и на несколько секунд приоткрывает рот. В это время из мешочков в канал выходит жидкость, «собирает» феромоны, попавшие в ротовую и носовую полости – и втягивается назад [3]⁠. А дальше всё происходит фактически как и при передаче обычного запаха: феромоны связываются со своими рецепторами (у кошек обнаружен один функционирующий тип – VR1), после чего возникает нервный импульс и сигнал передаётся в мозг. Мозг обрабатывает поступившую информацию и отдаёт команды, которые меняют поведение кошки.

Химическая коммуникация кошек

Кошки обладают отличным обонянием и, как сказано выше, имеют работающий вомероназальный орган. Это значит, что химическая коммуникация играет важную роль в их социальной жизни: оставляя свои метки (мочой, слюной, феромонами) и считывая чужие, кошки обмениваются сигналами о социальном, эмоциональном, сексуальном статусе.

Феромоны выделяются из желез на щеках, между подушечками пальцев и из молочных желез (у кормящих самок).

Когда кошка трётся головой о предметы, людей, других кошек или делает то, что называется социальным перекатыванием (social rolling), царапает поверхности, то она таким образом распространяет свои феромоны.

Котята начинают воспринимать запахи и улавливать феромоны с первых дней жизни. Моча, слюна, молоко, материнские феромоны – всё это создаёт «аромат» гнезда и служит ориентиром (olfactory reference point) для котёнка: он знает, куда возвращаться, если отполз в сторону. Невосприимчивые к запахам котята не могут найти гнездо [4]⁠. Кроме того, кошки регулярно обновляют феромонные метки, поэтому та территория, на которой держится их «аромат» (индивидуальный и групповой) служит ольфакторным ориентиром в любом возрасте.

Типы кошачьих феромонов

Известны три типа феромонов и несколько видов внутри каждого типа [4]⁠.

Лицевые феромоны кошек (FPP)

Вырабатываются железами на щеках. Известны пять типов (от F1 до F5). Функции феромонов F1 и F5 неизвестны, а остальные служат для проявления полового поведения самцов (F2), помечания знакомых объектов (F3), знакомых животных людей (F4). Возможно, F3 служит для ориентации в пространстве, а F4 — для сигнализации привязанности и снижения агрессии.

Успокаивающие феромоны, или feline appeasing pheromone (FAP)

Их выделяют молочные железы кормящей самки. Считается, что этот феромон успокаивает котят и вызывает привязанность к матери.

Межпальцевые сигнальные молекулы (FIS)

Эти вещества выделяются из желез, расположенных между подушечками пальцев. Кошки распространяют FIS, когда царапают предметы. Сигнальные молекулы накапливаются в тех местах, где кошка регулярно точит когти, и служат для неё ориентиром: вот здесь можно этим заниматься.

Использование феромонов для коррекции поведения

Если натуральные феромоны обладают биологическим действием, то есть корректируют поведение других особей, то и синтетические аналоги по идее могут оказывать такое же действие.

Для решения распространённых поведенческих проблем кошек есть соответствующие коммерческие продукты на основе синтетических аналогов феромонов F3, FAP и FIS.

Носитель F3 рекомендуется помещать в тех местах, где кошка отдыхает чаще всего. Этот феромон используется для помечания собственной территории и служит для ориентации в пространстве и, возможно, в качестве маркера базы безопасности. Считается, что его использование помогает снизить тревожность и стресс новизны у кошек, а также справиться с нечистоплотностью, обусловленной стрессом. Миллз и др. провели мета-анализ [5]⁠ работ, изучавших влияние в том числе и F3 на мечение струёй (связанное со стрессом), и пришли к выводу, что феромоны могут дать положительный эффект спустя четыре недели использования. Но есть нюанс: эти работы не позволяют перенести результаты на всю популяцию из-за особенностей проведения экспериментов. В ещё одной работе F3 не был эффективен против стресса новизны при посещении ветклиники [6]⁠, хотя в более ранней работе на эту же тему феромоны были эффективны [4]⁠. В целом единого мнения на этот счёт нет.

Считается, что FAP помогает сформировать привязанность между кошкой и котятами, поэтому его предлагают использовать для примирения конфликтующих животных и для того, чтобы избежать конфликтов между ранее не знакомыми кошками, попавшими в один дом. Для этого рекомендуют размещать диффузоры в тех местах, где животные бывают чаще всего. Если кошки пользуются не одним помещением, то необходимо несколько диффузоров. Кристин Виталь в обзоре трёхлетней давности [4]⁠ упоминает лишь одно пилотное исследование, посвящённое действию FAP на кошек, чего, к сожалению, недостаточно, чтобы уверенно говорить об эффективности этого средства. В эксперименте 2020-го года FAP усиливал дружелюбное поведение кошек по отношению к собакам, проживающим в одном доме [7]⁠.

Препарат с FIS, например, Feliway Feliscratch наносят на когтеточку, чтобы побудить кошек пользоваться именно ею и прекратить точить когти о неподходящие предметы. Впрочем, в состав входит ещё и кошачья мята в составе, поэтому нельзя наверняка утверждать, что действие феромона является решающим. Так, в одной из недавних работ выяснилось, что кошачья мята и актинидия привлекали кошек к когтеточкам гораздо сильнее феромонов [8]⁠. В другой работе кошачья шерсть привлекала котят сильнее, чем кошачья мята [9]⁠, правда, авторы не уточнили, с какой части тела состригли шерсть и могла ли она нести какие-то феромоны, а не просто служить источником привлекательного для котят запаха.

Эффективны ли феромоны?

Использование феромонов и синтетических аналогов выглядит разумным и перспективным: мы полагаем, что у животных включатся внутренние механизмы и проблема решится без поведенческой коррекции.

Одно но: всё это изучено не очень хорошо.

Самый главный вопрос: насколько действие феромонов обусловлено именно их свойствами (успокаивать, примирять, стимулировать царапанье), а насколько это результат ассоциативного обучения в очень раннем возрасте (феромоны = мама поблизости, можно не волноваться)? Будет ли кошка, оставшаяся сиротой и выкормленная искусственно, реагировать на феромоны, если у неё не было раннего опыта? На сегодня таких данных нет.

Эффективность феромонов изучают в экспериментах, но у многих из них есть методические проблемы.

Стандартом доказательной медицины считается двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. В нём одна группа подопытных животных получает лекарство, а вторая — пустышку, при этом ни участники (владельцы животных, люди, которые ухаживают за ними), ни экспериментаторы не знают, какая кошка в какую группу попала. Это позволяет избежать эффекта плацебо, не допустить неосознанной разницы в отношении к животным (которая сказывается на их поведении). Например, если хозяин знает, что его кошка находится под действием феромонов, то он может внимательнее относиться к ней, проводить больше времени – а может и наоборот, меньше уделять ей внимания, считая, что и так всё будет хорошо. В результате кошка может менять своё поведение из-за того, что с ней стали лучше обращаться. Но это, конечно, не влияние изучаемого вещества.

Также необходим контроль – группа животных, на которой не испытывают действие феромонов. Поведение животных может со временем меняться не только из-за каких-то веществ, но и само по себе или под действием неизвестных факторов. И если нет контрольной группы, то никто не может уверенно утверждать, что это подействовали именно феромоны. В конце концов, привыкания и жизненного опыта никто не отменял.

Многие исследования феромонов проводятся без контрольной группы, а исследователи и владельцы не всегда ослепляются (то есть они знают, что на кошек действует что-то, что должно помочь исправить их поведение). В этом главный недостаток существующих работ, показывающих эффективность и неэффективность феромонов. Например, производитель коммерческих феромонных препаратов CEVA решил проверить, как действует новая смесь [10]⁠. Для этого исследователи (сотрудники компании) замерили уровень нежелательного поведения кошек, роздали владельцам диффузоры и попросили еженедельно отчитываться об изменениях в поведении питомцев. От контрольной группы отказались. В итоге выяснилось, что поведение кошек улучшилось. Но это нельзя считать доказательством эффективности феромонов, потому что всё, что мы знаем – это отчёты владельцев, на которых, возможно, действует эффект плацебо. И это не единственная работа работников CEVA, выполненная без ослепления и без контрольной группы [11]⁠. Но именно на основании таких отчётов продукция выпускается, рекламируется и используется.

Итого. Феромоны могут улучшать поведение животных, особенно если хозяева в это верят. Уже то, что феромонные препараты действуют не на всех животных, значит, что это не должно быть средством первого выбора при коррекции поведения.

То есть уповать только на диффузор или ошейник не стоит – феромоны нужно применять вместе с другими способами поведенческой коррекции: в первую очередь необходимы обогащение среды, совместные игры, обеспечение кошек ключевыми ресурсами и правильная планировка пространства. Если кошке не удобен лоток или не нравится наполнитель, если ей не предоставили подходящую когтеточку, то одни только феромоны не исправят ситуацию.

Литература:

1. Vitale Shreve, K.R. Stress, security, and scent: The influence of chemical signals on the social lives of domestic cats and implications for applied settings / K.R. Vitale Shreve, M.A.R. Udell // Appl. Anim. Behav. Sci. – 2017. – Vol. 187 – P. 69-76.

2. Kuhar, T.P. Potential of a synthetic aggregation pheromone for integrated pest management of Colorado potato beetle / T.P. Kuhar, K. Mori, J.C. Dickens // Agric. For. Entomol. – 2006. – Vol. 8, № 1. – P. 77-81.

3. Bradshaw, J.W.S. The Behaviour of the Domestic Cat / J.W.S. Bradshaw, R.A. Casey, S.L. Brown. – CABI, 2012. – 256 p.

4. Vitale, K.R. Tools for managing feline problem behaviors: Pheromone therapy / K.R. Vitale // J. Feline Med. Surg. – 2018. – Vol. 20, № 11. – P. 1024-1032.

5. Mills, D.S. A Meta-Analysis of Studies of Treatments for Feline Urine Spraying / D.S. Mills, S.E. Redgate, G.M. Landsberg // PLoS One. – 2011. – Vol. 6, № 4. – P. e18448.

6. Effects of Waiting Room and Feline Facial Pheromone Experience on Blood Pressure in Cats / L.R. Van Vertloo [et al.] // Front. Vet. Sci. – 2021. – Vol. 8.

7. Prior, M.R. Cats vs. Dogs: The Efficacy of Feliway FriendsTM and AdaptilTM Products in Multispecies Homes / M.R. Prior, D.S. Mills // Front. Vet. Sci. – 2020. – Vol. 7.

8. Zhang, L. Scratcher preferences of adult in-home cats and effects of olfactory supplements on cat scratching / L. Zhang, J.J. McGlone // Appl. Anim. Behav. Sci. – 2020. – Vol. 227 – P. 104997.

9. Abstract #392 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://m.jtmtg.org/abs/t/63342. – Дата доступа: 16.06.2021.

10. An Initial Open-Label Study of a Novel Pheromone Complex for Use in Cats / X. De Jaeger [et al.] // Open J. Vet. Med. – 2021. – Vol. 11, № 03. – P. 105-116.

11. Effect of a synthetic feline pheromone for managing unwanted scratching / A. Beck [et al.] // Int J Appl Res Vet Med. – 2018. – Vol. 16 – P. 13-27.

Фото: Helena Jankovičová KováčováPexels